Александр Забарский — вечный банкрот с миллиардами за пазухой?

Для большинства обывателей и добросовестных предпринимателей слово «банкротство» звучит как приговор. Крах бизнеса, судебные разбирательства, разорение, потеря репутации — вот общепринятый набор ассоциаций, связанных с этим событием. Однако некоторые ловкие люди научились извлекать пользу и сотни миллионов рублей даже из такой болезненной и неприятной со всех сторон процедуры. Мастер-классы в этой экзотической дисциплине может давать тюменско-израильский миллиардер Александр Забарский. Он самолично ликвидирует собственные предприятия одно за другим, поставив на поток этот выгодный для него процесс.

                                                                                                                 Александр Забарский

Пилите, Шура, они золотые

«Великому комбинатору» всех времен и народов Остапу Бендеру были известны множество способов сравнительно честного отъема денег у граждан. Однако его основная печаль заключалась в том, что в Советской России ему сложно было найти человека, обладающего хотя бы полумиллионом рублей. Его идейный последователь Забарский эту проблему решил кардинально — люди с нужным ему капиталом нашлись в банках. А с помощью нехитрой, но эффективной схемы с использованием банкротства ему уже неоднократно удавалось брать деньги взаймы и потом их не возвращать.

Типовая схема махинаций выглядит следующим образом: действующее и приносящее прибыль предприятие Забарского берет крупные кредиты в банках под залог акций, недвижимости или других активов. Некоторое время все идет хорошо — выплаты по долгу идут регулярно и в срок, бдительность банкиров ничто не тревожит. Но затем положение компании по неизвестным причинам резко ухудшается: она перестает платить по счетам поставщикам и контрагентам, задерживает или не выплачивает зарплаты и, разумеется, прекращает обслуживать долг перед банком. Сам кредит при этом давно потрачен, а прибыль предприятия, его зарплатный фонд и другие средства исчезают непонятно где.

Вслед за этим Забарский выводит все ценные активы на другие юридические лица, которые никому ничего не должны. Некогда жизнеспособное предприятие превращается таким образом не только в банкрота, но в «компанию-пустышку». Когда кредиторы начинают волноваться и подавать в суд, брать с должника уже нечего — никаких ценностей там стараниями владельца уже нет.

Сам Забарский при этом от кредиторов не скрывается, и со скорбным выражением лица признает: да, увы, мое предприятие — банкрот. Поэтому я, как честный человек, должен прикончить его самостоятельно. И тут же подает заявление о добровольной ликвидации собственной компании.

С этого момента очень важно «следить за руками», поскольку именно это — ключевой пункт схемы по отъему денег у кредиторов. Принудительное банкротство обычно заканчивается введением внешнего управления. В этом случае на погибающее предприятие приходят непредвзятые люди, проводят ревизию, и если оно «лечению» не подлежит — распределяют оставшиеся активы среди кредиторов. Но добровольная ликвидация — совсем другое дело. Она позволяет владельцу назначить команду «зачистки» из числа своих людей — так устроено наше законодательство. В свою очередь, свой конкурсный управляющий позволяет с минимальными рисками завершить процедуру банкротства и списать все долги.

Контролируемое банкротство предсказуемо заканчивается «похоронами» некогда успешного предприятия вместе со всеми долгами. При этом сам владелец ничего не теряет, и даже наоборот — он сохраняет за собой заботливо выведенные ценные активы, а также получает деньги, которые должен был выплатить банку, сотрудникам и контрагентам. Именно они принимают на себя все убытки, тогда как Забарский остается при своем капитале, хотя формально (на бумаге) он как бы все потерял.

Банкрот-рецидивист

Эту схему в той или иной вариации Забарский успешно использовал не раз и не два. Процедуру добровольной ликвидации сейчас проходят сразу несколько его компаний, задолжавших миллиарды рублей как по кредитам, так и по зарплате, налогам, коммунальным платежам.

Ключевой актив предпринимателя, компания «Мостострой-12» одолжила у банкиров более 3 млрд рублей (более чем по миллиарду рублей в банке «Пересвет» и «Татфондбанке» и еще около 600 млн рублей в Сбербанке) — и вскоре после этого прекратила свою деятельность. Кредиты должны были быть погашены в конце 2016 – начале 2017 годов.

При этом из собственности «Мостостроя-12» был выведен его единственный ликвидный актив — два здания в историческом центре Москвы на ул. Верхняя Радищевская. Здания были без оплаты переведены Забарским на компанию ООО «Фоника Авиа», принадлежащую его зятю Вячеславу Никифорову. А в мае 2017 году миллиардер объявил о добровольной ликвидации компании.

Стоит отметить, что совсем недавно «Мостострой-12» являлся одним из крупнейших предприятий своего профиля в Тюменской области, и активно участвовал в различных строительных проектах федерального уровня. Поэтому Сбербанк и другие кредиторы без тени сомнения выдавали кредиты как самой компании, так и связанным с ней структурам.

Так, под поручительство «Мостостроя-12» банкиры из Сбербанка и «Пересвета» открыли серию кредитных линий на сумму более 1,5 млрд. руб. еще одной компании Забарского – «Тюменьстальмосту», которую недавно постигла аналогичная участь с неплатежами и разорением. «Тюменьстальмост», которое еще пару лет назад считалось образцовым предприятием в области, находится на грани остановки. Его деятельность полностью зависит от внешних кредиторов, а электрики грозят отключить свет за многомесячную задолженность. С апреля 2017 года запущена процедура добровольной ликвидации компании. При этом из упомянутых выше кредитов Сбербанку не было возвращено почти 684 млн рублей.

Под поручительство того же «Мостростроя-12» Сбербанк выдал Забарскому еще один миллиард рублей — на этот раз компании «Строительное Управление-1». Деньги предназначались для финансирования строительства торгового центра «Монпансье» в Санкт-Петербурге — основного актива и единственного источника дохода СУ-1.

Торговый центр был построен, однако Сбербанк так и не получил его в залог. Дело в том, что в результате серии махинаций торговый центр был выведен из СУ-1 и передан некоему ООО «Монпансье». Единственным акционером этой компании стала гендиректор СУ-1 Людмила Добровольская (издание «Век» называло ее любовницей Забарского). Таким образом, миллиардный кредит, выданный под 100% акций СУ-1, потерял свое обеспечение. Оставшуюся «фирму-пустышку», на которой висит просроченная задолженность по кредиту в размере 492 млн рублей, сейчас активно банкротят.

Все перечисленные компании — «Мострострой-12», СУ-1, «Тюменьстальмост» — являются дочерними предприятиями головной компании Забарского ООО «СП Фоника», которая также выступала поручителем по кредитным договорам. Так вот, с конца апреля 2017 года «СП Фоника» также находится в стадии добровольной ликвидации и — сюрприз! — имеет долг перед «Пересветом» более чем на 550 млн рублей. Занимается ликвидацией, ясное дело, лично хозяин.

Венцом творения для Забарского стал крупный концессионный проект в Удмуртии, где под поручительства всё тех же «Мостостроя-12», «СП Фоника» и «Тюменьстальмоста» привлечено в банке ВТБ более 5 млрд рублей на строительство мостов через реки Кама и Буй. Кредиты освоены, бюджетные средства республики тоже, а результат – федеральный скандал и уголовное дело на губернатора Соловьева. Мосты так и не построены.

Вот и всё, что сегодня официально числится за Забарским

С таким счастьем — и на свободе

Цель Забарского понятна — ликвидация головной компании группы позволит окончательно замести следы по долгам дочерних компаний, зафиксировать прибыль и при этом остаться практически чистым перед законом. Кредиторы же, по меткому выражению Владимира Владимировича Путина, «замучаются пыль глотать» в судах, пытаясь вернуть свои деньги.

Побочным же эффектом такого преднамеренного банкротства предприятий Забарского является очевидный ущерб, который наносится региональной экономике и общему деловому климату. Подрывается доверие к компаниям из Тюменской области, и начинать новые перспективные проекты становится гораздо сложнее.

Неизбежно страдают клиенты и персонал обанкроченных компаний — только на «Тюменьстальмосте» под угрозой увольнения оказались тысяча высококвалифицированных сотрудников. Социальные последствия его остановки нетрудно предположить. Кроме того, из-за недееспособности «Мостостроя-12» был расторгнут имеющий важное федеральное значение контракт по строительству транспортной развязки на пересечении железной дороги Москва-Владивосток. Есть у компаний Забарского и другие контракты и обязательства, которые также оказались сегодня под угрозой срыва.

Долги у холдинга предприимчивого банкрота накопились немалые — только банкирам он должен 10 млрд рублей. Перед серией ликвидаций он активно накачивал свою бизнес-империю кредитами — помимо 1,8 млрд рублей долга перед Сбербанком, Забарский должен более 3 млрд рублей Татфондбанку и «Пересвету». Возвращать все эти кредиты скоро будет некому. И это происходит на фоне протестов и митингов вкладчиков «Татфондбанка», а также попыток государства спасти «Пересвет».

Однако не все кредиторы готовы безропотно согласиться с подобным положением дел. Пострадавший от действий Забарского Сбербанк уже обвинил бизнесмена в фальсификации отчетности и выводе ликвидных активов. «Данные недружественные действия ПАО Сбербанк намерен оспаривать в суде, а также обратиться в правоохранительные органы для рассмотрения ответственности причастных лиц», — пригрозили в госбанке. Как стало известно, Главное следственное управление МВД России получило официальное заявление Сбербанка о привлечении Забарского и его зятя Никифорова к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 159 УК «Мошенничество» (хищение имущества, совершенное путем злоупотребления доверием).

Почуяв, что пахнет уголовным делом, неконтролируемым банкротством и перспективой возврата спрятанных активов, предприниматель принялся юлить и запутывать кредиторов. Он всячески затягивает суды по возврату долгов, и даже объявил о приостановке ликвидации «Фоники» и «Тюменьстальмоста». Одновременно затеял новую схему с привлечением некоего казахстанского инвестора в тюменский завод. Этот инвестор окажется уже пятым в цепочке инвесторов, которых Александр Забарский приводит на завод за последние полтора года.

Чем закончится эта история, можно только предполагать. Впутывание иностранного инвестора в банкротящееся предприятие еще больше усложняет и без того трудноразрешимую ситуацию. Возможно, что кредиторов хотят просто взять измором. И тут многое зависит от их настойчивости. Если госбанк не отступит и преуспеет в своем начинании, то Забарский и его подельники могут оказаться на тюремных нарах, а к требованиям вернуть долги подключатся и другие банки. Если же нет — это даст зеленый свет последователям современного тюменского Остапа Бендера, девизом которых все чаще становится крылатая фраза из песни «чтобы все было, и ничего за это не было».

По материалам:    ustav.net

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *