Андрей Комаров расплатится свободой за грехи Виктора Христенко?

Друг семьи Голиковых-Христенко вместо тюрьмы получил рефинансирование

Бизнес владельца Челябинского трубопрокатного завода (ЧПТЗ) Андрея Комарова чем-то похож на бизнес хозяина холдинга «Мечел» Игоря Зюзина. Предприятия и одного, и другого генерируют убытки. Несмотря на это, банки из года в год реструктуризируют задолженность «Мечела» и ЧТПЗ, открывая новые кредитные линии. Предбанкротное состояние завода и уголовное дело, заведенное против Андрея Комарова по подозрению в даче взятки и незаконном возврате из бюджета 1,8 млрд рублей, не настораживают кредиторов.
Сейчас стало известно, что крупные банки согласились рефинансировать огромные долги ЧПТЗ. Наибольшую щедрость проявил Газпромбанк (этим квазигосударственным учреждением руководит Андрей Акимов,  фактически контролирует Юрий Ковальчук).  Доля банка Ковальчука и Акимова от общего долга завода в размере более 80 млрд рублей составляет 19%. Тем не менее, ГПБ вместе с госбанками предоставилпредприятию Комарова синдицированные кредиты по 33 млрд рублей на 7 лет.

Менее щедрым оказался Сбербанк, которым управляет лидер бизнес-рейтинга «Геи в элите» России Герман Греф.  Это эффективный менеджер, организации которой ЧТПЗ должен четверть от общей суммы долга, вместо требования о возврате кредита согласилась выделить Комарову еще 12 млрд рублей на 5 лет. Все займы — по ставке менее 13% годовых.

Кредитов на 82 млрд рублей предприятие набрало в 2012 году, причем благодаря друзьям Андрея Комарова в правительстве ЧПТЗ были предоставлены государственные гарантии на 43 млрд рублей. Но момент, когда основную часть долга придется возвращать, уже совсем скоро — через два года. ЧПТЗ также выпустил ценные бумаги на 5 млрд рублей под 10,75%. Всего программа предусматривает облигаций на 50 млрд рублей.

Сверток Шибанова

 

В 2014 году Андрея Комарова и члена одного из комитетов совета директоров ЧТПЗ Александра Шибанова  задержали силовики. Шибанова арестовали в Москве со свертком, в который были завернуты $300 тыс наличными.

По версии следствия, это была взятка для директора ФГУП «Промресурс» Владимира Спиридонова. В 2013 году госпредприятие проводило на заводах комаровского синдиката комплексную выездную проверку деятельности в сфере мобилизационной подготовки. На случай войны предприятия ЧТПЗ обязаны иметь необходимые мощности, которых проверка не обнаружила. Чтобы это скрыть, требовалось подкупить ревизоров. В итоге Шабанов оказался в СИЗО, Комаров — под домашним арестом, откуда регулярно выбирался «подышать свежим воздухом»  — то есть нарушал условия меры пресечения.

Два месяца спустя следователи заподозрили, что $300 тыс понадобились, чтобы ревизоры «забыли» о незаконном возврате трубопрокатным заводом 1,8 млрд рублей из бюджета. Комаров оформил государственную компенсацию 20% расходов на мобилизационные мощности. Аудиторы же якобы установили, что средства на оборонные цели ЧПТЗ не инвестировал, а просто списывал по бумагам. Речь шла, например, о цехе «Высота 239», которым восхищался Владимир Путин. Подозреваемые из числа топ-менеджмента ЧТПЗ записали «Высоту 239» в перечень стратегических объектов с мобилизационными мощностями, за счет чего завод и получил из бюджета почти два миллиарда.

Восхищаться, кстати, было чем. Меньше всего цех был похож на предприятия такого рода. Владимир Путин, на тот момент занимающий должность премьер-министра, назвал «Высоту» металлургией будущего. Выглядело действительно впечатляюще: внешний вид элитного бизнес-центра из стекла, внутри — роботы и расписанные дизайнерами из Италии стены (в цеху!). На цеховых стенах — горшки с эвкалиптами, чтобы одетым в белоснежную рабочую форму сталеварам лучше дышалось. Сиделось за пультом управления сотрудникам цеха, очевидно, тоже стильно — на кожаных креслах в стиле хай-тек.

Видимо, мобилизационная готовность во все это великолепие просто не вписывалась. А денег, чтобы сделать оборонные мощности такими же модными, у Комарова не нашлось. И он, думало следствие, решил проблему просто — мощности упразднил, а деньги за них украл.

Но уже к лету 2015 года дело стали разваливать. Но не от отсутствия доказательной базы — у олигарха Комарова мог найтись серьезный покровитель.

Генпрокуратура помешала Следственному комитету инкриминировать бизнесмену обвинения в незаконном возврате денег из бюджета РФ, назвав их необоснованным. Фабула сократилась до первоначальных подозрений в даче взятки, которые прокурорское ведомство Юрия Чайки  вообще отказалось утвердить. И в том же 2015 году Комаров был освобожден из-под домашнего ареста, а Александр Шибанов — из СИЗО. В следующем феврале суд прекратил расследование «за недоказанностью состава преступления».

Чиновник Спиридонов, для которого якобы и предназначалась взятка, ушел на повышение гендиректором НИИ стандартизации и унификации (НИИСУ).  Правда, долго аудитор там не проработал. Нынешнее его местонахождение неизвестно.

А бизнесмен Комаров проявил благородство. Олигарх отсидел под арестом больше года — имел право добиваться компенсации за незаконное уголовное преследование. Но ни сам Комаров, ни его адвокат компенсацию требовать не стали. Уж не потому ли, что понимали, кто и как развалил это уголовное дело?

Влияние Голиковой и Христенко

Основным лоббистом интересов уральского олигарха считается теперь уже бывший вице-премьер правительства РФ, министр промышленности и глава коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко.  Его же не раз называли другом компании «Фармстандарт» Виктора Харитонина.

«Фармой» Христенко интересовался в бытность главой Минпромторга, тогда же его супруга Татьяна Голикова (ныне глава Счетной палаты) была министром здравоохранения. Удобно: жена лицензирует лекарственные препараты, муж курирует фармацевтическое производство. Именно в тот момент госпожа Голикова и получила прозвище «мадам Арбидол» — за продвижение одноименного препарата.

Комаров и Христенко знакомы давно, их называют партнерами по бизнесу. Дружбу с Христенко олигарх признает, совместный бизнес — упорно отрицает.

Но сложно заподозрить простую дружбу в отношениях высокопоставленного чиновника и бизнесмена, учитывая, что сын Виктора Христенко, когда папа возглавлял Минпромторг (то есть профильное ведомство) попал в совет директоров ЧТПЗ. На заводе Христенко-младший занимался по большей части съемками клипов со звездами эстрады, в одном из данных творений сын Виктора Христенко запечатлел себя в окружении голых женщин.

Сегодня отпрыск «министерской» семьи занимается фармацевтическим бизнесом, сообщает The Moscow Post.

Можно предположить, что Андрей Комаров обязан бывшему чиновнику, по семейной линии имеющему действующий административный ресурс Счетной Палаты. Причем обязан не только свободой, но и лояльностью госбанков.

По материалам:   rospres.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *