Дмитрий Босов: между углем и уголовкой

Имя этого человека неизменно держится на слуху. Выходец из «лихих 1990-х», Дмитрий Босов является учредителем многочисленных компаний, деятельность которых связана с разведкой и добычей полезных ископаемых. Правда, в последнее время речь все чаще идет о добыче незаконной, что уже становилось предметом как гражданских судебных разбирательств, так и возбуждения уголовного дела. Стал ли причиной последних неудач олигарха кто-то из людей, близких к Кремлю? Способен ли он собраться с силами, чтобы вернуть себе утраченные позиции? На эти вопросы искал ответ корреспондент «Компромат ГРУПП» Георгий Волгин.

Проблемы приходят, когда их не ждешь

Группы «Аллтек» и «Сибантрацит», УК «Восток Уголь»,«Арктическая горная компания» (АГК) — названия этих и многих других, «дочерних», предприятий регулярно встречаются в СМИ. Все они входят в состав огромной и достаточно запутанной империи Дмитрия Босова, который занимает 102 позицию в списке богатейших людей России по данным«Forbes»

Вот только последние полгода его бизнес сталкивается с многочисленными проблемами, но если раньше все заканчивалось более-менее мирно (разве что с определенными финансовыми потерями, ну так с кем не бывает!), то последний скандал вполне мог отправить коммерсанта на тюремные нары. Речь идет об уголовном деле, связанном с «Арктической горной кампанией», когда бизнесмен оказался в центре внимания ФСБ.
Впрочем, не стоит удивляться такому развитию событий. Еще в 2015 году издание «Московский монитор», со ссылкой на собственный источник, писало о том, как восемь горнорудных компаний получили целых 26 лицензий на проведение работ по геологическому изучению недр на территории Красноярского и Хабаровского регионов.
Журналистам понадобилось совсем немного времени, чтобы выяснить имя человека, являвшегося руководителем всех восьми структур – Вадим Бугаев. Учредителями во всех случаях также выступают одни и те же лица – владельцы группы «Восток Уголь» Дмитрий Босов и Александр Исаев.
СМИ обратили внимание, что все лицензии были выданы по заявочному принципу, без соблюдения элементарных правил антимонопольного законодательства, то есть, без проведения торгов. Тогда, в 2015-м, выдвигалась версия о возможной перепродаже владельцами лицензий прав на месторождения полезных ископаемых. Последние же события показали, что речь идет не просто о разведке, но о добыче, причем в обход закона и с последующей реализацией.

«В отношении неустановленных лиц…»

В апреле 2019 года случилось то, что неизбежно должно было случиться: в отношении руководства «Арктической горной компании» было возбуждено уголовное дело. В сообщениях прессы обращали на себя внимание два момента. Во-первых, делом занималось управление ФСБ по Красноярскому краю. Во-вторых, фамилии конкретных фигурантов не назывались, речь шла о неустановленных лицах. Первое само по себе свидетельствует о серьезности подхода. Второе – о том, что в качестве подозреваемого может быть названо любое лицо, вплоть до владельцев кампании.

Причиной интереса со стороны силовиков стала незаконная добыча угля на Таймыре и его последующая продажа (то есть, незаконная предпринимательская деятельность). По сообщению РБК, сам бизнесмен проходил по делу в качестве свидетеля. В самой компании этот факт отрицали, однако протокол допроса Генерального директора компании Вадима Бугаева вскоре появился в интернете.
Хорошо известно, что в России от статуса свидетеля до статуса подозреваемого всего один шаг. Возможно, понимая это, Дмитрий Босов решил не испытывать судьбу и выехал за границу, в Италию, где по имеющейся информации, ему принадлежит ряд дорогостоящих объектов недвижимости. Об этом «Компромат ГРУПП» уже писал, также, как и о возможном интересе к российскому бизнесмену со стороны европейских правоохранительных органов.
Но что ему до полиции и спецслужб Европы? В родной России давно ходят разговоры о прежних связях Дмитрия Босова – с криминальными авторитетами 90-х, с Борисом Березовским, даже с Юлией Тимошенко и Игорем Коломойским. Бизнес есть бизнес, а когда речь идет о том, чтобы заработать сотни миллионов рублей, о финансовой чистоплотности задумываешься в последнюю очередь. Если задумываешься вообще.

Включался ли в игру глава «Роснефти»?

Минувшей осенью в СМИ стала муссироваться информация о том, что Дмитрий Босов намеревается продавать угольные активы в Сибири, объединенные в Группу «Сибантрацит». Возможность сделки обсуждалась со структурами Эдуарда Худайнатова(«Нефтегазхолдинг» и «Коулстар»), которого считают человеком, близким к главе «Роснефти» Игорю Сечину.

Подробности переговоров в прессе не освещались, но из довольно скупых данных следует, что стороны не сошлись в цене. Согласно одной из версий, Эдуард Худайнатов выступал отнюдь не как самостоятельная фигура, а в качестве неформального представителя Игоря Сечина, намеревавшегося сосредоточить в собственных руках крупнейшие угольные активы страны.
Учитывая, что выручка «Сибантрацита» растет год от года, соответственно возрастает и стоимость предприятия (в 2017 году она составляла 22 млрд. рублей). Так что расставаться с перспективным проектом за бесценок, его владельцу было явно не с руки. Но если второй участник сорвавшейся сделки решил любыми путями добиться желаемого? В этом случае, СМИ предсказывали Дмитрию Босову возбуждение уголовного дела и неизбежную посадку в том случае, если он не успеет своевременно покинуть пределы РФ.
Письмо, оставшееся без ответа

В марте 2019 года, незадолго до криминального скандала с АГК, бизнесмен обратился с письмом к Владимиру Путину, в котором просил предоставить Группе «Сибантрацит» приоритетный доступ к железнодорожным путям БАМа и Транссиба сроком на 25 лет. Это объяснялось необходимостью перевозки крупных партий грузов.

В качестве ответного шага Дмитрий Босов гарантировал на собственные средства (и без привлечения инвестиций со стороны) построить второй Северомуйский тоннель в рекордно короткие сроки – за пять лет. Реализация проекта позволила бы увеличить ежегодную пропускную способность на этом отрезке БАМа до 100 млн. тон.

По информации «Ведомостей», резолюция президента на документе гласила «проработать и поддержать». Вместе с тем, желание бизнесмена получить приоритетный доступ к услугам РЖД ряд собеседников издания назвали беспрецедентным. Кроме того, у автора письма уже имелся целый ряд обязательств, среди которых – строительство порта «Вера» во Владивостоке и универсального производственно-перегрузочного комплекса «Север» в порту Находка в Приморье. Не слишком ли большие обязательства он на себя берет?
А вскоре после письма президенту СМИ сообщили о возбуждении уголовного дела в отношении АГК. Тут, как мы знаем, на какое-то время Дмитрию Борисовичу стало явно не до тоннелей.

В идеале – тоннель, в реале — суды

Несмотря на сгущающиеся над головой тучи, в июне Дмитрий Босов появился на экономическом международном форуме в Санкт-Петербурге и ожидаемо попал в центр внимания прессы. В своих интервью он снова возвращается к идее, ранее озвученной в письме президенту, называя и стоимость проекта – 60 млрд. рублей.

Незадолго до этого, в конце мая, очередной ощутимый удар по бизнесу (а равно имиджу) предпринимателя нанес Арбитражный суд Московской области, принявший решение о частичном удовлетворении иска Росприроднадзора к «Арктической горной компании». В суде истец доказывал, что АГК нарушила условия выданной ей лицензии, которая была выдана на проведение разведки угольного месторождения на Таймыре. Однако вместо этого, компания начала активную добычу угля.
Истец требовал взыскать с АГК ущерб в размере 824 млн. рублей. Суд эту сумму несколько снизил, назначив штраф в 600,5 млн. Здесь следует добавить, что ранее деятельность АГК уже попадала в поле зрения Росприроднадзора по аналогичным обстоятельствам: самовольная добыча антрацита и причинение вреда недрам на одном из участков Таймыра. Однако тогда судебные разбирательства закончились заключением мирового соглашения и выплатой 430 млн. рублей компенсации.
Получается, что не услышал Дмитрий Босов раздававшиеся ранее звоночки! Пример старого друга и партнера по бизнесу Михаила Абызова, показательно арестованного в марте, его не насторожил и ничему не научил. Как следствие – визит сотрудников ФСБ и уголовное дело.

Защита позиций или переход в наступление?

В последние месяцы бизнесмен явно чувствует прилив сил. А может, ему просто надоело отступать, и он не хочет оказаться загнанным в угол? Как бы то ни было, но уже в мае СМИ сообщили, что принадлежащий ему «Разрез Кайзасский» (трое из четверых учредителей которого зарегистрированы на Кипре) подает сразу несколько исков к компании «Углетранс» на общую сумму 1 млрд. рублей.
Издание «The Moscow Post» высказывает мнение, что один из учредителей «Углетранса» Илья Гаврилов – тот самый человек, что в недалеком прошлом являлся бизнес-партнером Дмитрия Босова, а сегодня проходит одним из фигурантов дела о русской мафии в Испании. Чего добивается в данном случае владелец «Сибантрацита»? По одной из версий, таким образом он пытается обелить свою репутацию. А может быть, и восстановить средства, потраченные на штрафы Росприроднадзору.

В июле «Forbes» написал о сделке, результатом которой стала продажа Дмитрием Босовым 20% угледобывающей компании «Сибатрацит Кузбас» Сергею Глинке. Последний является учредителем и считается бенефициаром компании «Современные горно-транспортные технологии» (зарегистрированной в Северной Осетии-Алании) и деловым партнером миллиардеров Андрея Бокарева и Искандера Махмудова. Для нового совладельца приобретение может оказаться вполне удачным: по данным издания, в прошлом году компания получила лицензию на разработку участка Верхнетешский в Новокузнецком районе Кемеровской области.
Вместе с тем, появление Сергея Глинки в дочерней компании «Сибантрацита», по мнению экспертов РБК, свидетельствует о желании ее основного владельца укрепить пошатнувшиеся позиции и защитить бизнес от возможных посягательств. Что ж, в свете весенних событий это намерение выглядит вполне понятным, вот только со стороны выглядит игрой ва-банк: ведь дело АГК еще не закрыто. Хотя пути отступления в солнечную Италию еще не отрезаны.

 

https://compromat.group

Добавить комментарий