Дмитрий Михальченко и крах контрабандной империи

На этой неделе Басманный суд Москвы продолжит рассмотрение дела питерского олигарха Дмитрия Михальченко. Напомним, что материалы дела были возвращены судом прокурору для устранения грубых ошибок. По мнению суда, расследованием было существенно нарушено право подсудимых на защиту. Итак, дело Михальченко близится к завершению, суд планирует проводить по три слушания в неделю, и такими темпами к новому году фигуранты дела смогут услышать приговор. Однако, как мы уже знаем, дело Дмитрия Михальченко — это лишь отправная точка крушения огромной контрабандной империи, в которой вменяемые ему в вину несколько ящиков элитного алкоголя капля в море. 

22.jpg                                                                                                                  Дмитрий Михальченко

Сегодня вокруг контрабандного бизнеса уже вращаются 26 уголовных дел различной степени тяжести. Из тех, что известны публике, наиболее громкими являются дела брокера Игоря Хавронова (ULS Global и турецкий олигарх Джабраил Караарслан), беглого экс-чиновника и «решальщика» Бориса Авакяна, экс-оперативника Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС России Павла Смолярчука и бывшего начальника 7-го отдела Управления «К» СЭБ ФСБ Вадима Уварова, председателя совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» Валерия Израйлита, владельца ювелирного дома Cartier Дмитрия Зарубина, бывших таможенников Ивана Лапшина и Павла Николаенкова (трудились под крылом как Игоря Хавронова, так и Бориса Авакяна, а также сотрудников Кингисеппской таможни). И как можно догадаться, сегодня общественности предъявлены далеко не все участники этой широкомасштабной уголовной драмы.

Хавронов.jpg                                                                               Игорь Хавронов (брокера выводят из здания суда)

борис.jpg                                                                                                                               Борис Авакян

смолярчук.jpg                                                                                                                         Павел Смолярчук
Участники ВЭД при этом справедливо полагают (с учетом последних событий вокруг Северо-Западного таможенного управления), что сегодня речь идет уже не столько об очистке внешнеэкономического пространства от прилипал-контрабандистов, сколько о перехвате каналов поставки контрабанды в Россию. Не последнюю роль в этой истории играют санкции.

По некоторым данным, оформление контрабанды активно происходило на таможенных пунктах «Усть-Лужский», «Пулковский», «Ивангород», а также на печально известной Кингисеппской таможне.

Двое в одной тарелке

Не секрет, что санкционные запреты вызвали среди игроков продуктового рынка большой стресс, и спрос на брокеров, которые могут предоставить услуги по обходу запретов и минимизации транспортных издержек, резко повысился. В этих условиях аресты Дмитрия Михальченко и Игоря Хавронова едва не стали последним гвоздем в гроб всего контрабандного сообщества Северо-Запада.

Как мы уже писали, первое время основные тяготы нелегальной жизни легли на плечи Псковской таможни, издавна представляющей широкий коридор для поставки оружия, табака, алкоголя и наркотиков. Теперь к этому списку добавились еще и санкционные продукты, являющиеся нынче дефицитом, и грозящие стать еще большим дефицитом нынешним летом 2018 года ввиду продолжающегося экономического противостояния. Именно отсюда, через Латвию, Эстонию и Белоруссию в гастрономические бутики и элитные рестораны поступают сыры, алкоголь и запрещенные мясопродукты. Не случайно осенью 2017 года сотрудники ФСБ поймали в Петербурге на взятке заместителя начальника Псковской таможни Сергея Шубина. Этой весной с обысками и арестами высокопоставленных лиц Северо-Западной таможни ситуация на контрабандном рынке еще больше обострилась.

shubin.jpg                                                                                                                Сергей Шубин (справа)

Источники говорят, что сегодня на звание лидера теневых поставок неожиданно стали претендовать два кандидата — Игорь Ковалев, владелец сети ресторанов «Чайхона № 1» и брокерской компании «Транслоджикс», предлагающей классификационные таможенные решения для своих клиентов. По некоторым данным, Ковалев до ареста Игоря Хавронова находился с ним в весьма приятельских отношениях, и многие участники внешне-эконмической деятельности считают, что сегодня он не только замещает его на таможенных позициях, но и отстаивает его интересы, не давая конкурентам окончательно прибрать к рукам турецкое направление. В этом нелегком деле ему, по некоторой информации, помогают обширные связи все в том же 7-м отделе управления «К» СЭБ ФСБ, с которым Игорь Хавронов вместе строил контрабандный бизнес. Также, как говорят, Ковалев состоит в хороших отношениях с начальником Северо-Западного таможенного управления (СЗТУ) Александром Германом. Хотя в свете последних событий эти отношения ему уже вряд ли пригодятся. Генерал после обысков местного управления ФСБ у его подчиненных написал рапорт об отставке. Но предприниматель активно осваивает и псковское направление. Недаром не так давно представительства его фирмы появились в Пскове и Риге.

Второй претендент на контрабандную «корону» — небезызвестный волшебник электронных деклараций Дмитрий Пушилин. Его некогда уже называли «последним контрабандным королем Северо-Запада». Сегодня его считают единственным крупным игроком на рынке перевалки грузов. Кроме того, Пушилин владеет поистине чудодейственными методами единовременного уничтожения громадного количества тонн санкционной продукции, приходящей на его склады ООО «Цитадель» с Балтийской, например, таможни. На самом деле ни для кого не секрет, что арестованные грузы легко и непринужденно продаются аффилированным фирмам-однодневкам, а вкусные деликатесы торжественно уничтожаются только на бумаге.

пушилин.jpg                                                                                                                          Дмитрий Пушилин

По данным источников, прибыль контрабандистов делится следующим образом: 45% — самим контрабандистам, 45% — уважаемым партнерам из числа силовиков, 10% идет на дальнейшее развитие бизнеса. Однако, как говорят в известных кругах, этот расклад может существенно поменяться, если верх возьмет какая-либо силовая структура. В этом случае распределение прибыли может выглядеть так: 60% силовым покровителям, 30% — брокерам и 10% на дальнейшее развитие бизнеса.

Третий неизвестный

Активная борьба с контрабандой привела к тому, что оплот теневого бизнеса — порт Усть-Луга — сейчас почти сошел с дистанции. Тучные времена, когда взлет брокера Игоря Хавронова и открытие одного из крупнейших портов по перевалке грузов блестяще совпали, — вот-вот канут в лету. И сам порт может оказаться вовсе не в тех руках, с какими привыкли иметь дело арестованный брокер или его партнеры. Расклад в порту сегодня выглядит следующим образом. По мнению наших источников, сейчас в высоких кабинетах идет большая игра, где главный приз получит негласный бенефициар порта Усть-Луга. Именно в борьбе за этот куш намертво сцепились ФТС и ФСБ, и очень многое станет понятно по тому, кто именно займет место опального Александра Германа. Ибо назначенная фигура должна будет склонить чашу весов в чью-либо сторону.

Структурам Дмитрия Михальченко повезло немного больше. Если сам олигарх нынче не имеет официального отношения к порту Бронка, то семья отставного руководителя ФСО Евгения Мурова — относится к нему в полном составе. Кроме того, в Бронке прочно окопался экс-генерал ФСБ Николай Негодов, и можно не сомневаться, что чужие здесь не пройдут.

порт1.jpg

порт2.jpg                                                                                           Морской торговый порт Приморск

И тут в игру неожиданно вступает порт в Приморске. На днях губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко по результатам своей встречи с премьер-министром Дмитрием Медведевым сообщил, что здесь скоро появится «крупный терминальный комплекс, который позволит обрабатывать до 100 млн тонн грузов в год». Разумеется, новый комплекс будет полностью обеспечен и железнодорожными, и автомобильными подходами, и всеми энергетическими мощностями. Порт Приморска получит при этом статус, которого нет ни у Бронки, ни у Усть-Луги, — статус первого свободного порта на Балтике. Этот статус предусматривает особый режим таможенного, налогового и инвестиционного регулирования.

Морской торговый порт Приморск — крупнейший российский нефтеналивной порт на Балтике. Порт предназначен для обслуживания танкеров дедвейтом до 150 тысяч тонн. В Приморск могут заходить океанские суда.

муров.jpg
                                                                                                                             Евгений Муров.

Однако это безусловно прогрессивное бизнес-заявление было воспринято по-разному. Как говорят во внешнеэкономических бизнес-кругах, такое решение было принято после того, как стало понятно, что в порту Бронка сидит Евгений Муров и сдвинуть его оттуда уже не получится, а за Усть-Лугу идет битва. Некой сильно заинтересованной третьей стороне позарез нужен свободный порт. Не только по названию, но и свободный от дрязг правоохранительных кланов, щупалец бывших «уважаемых бизнесменов» и столкновения интересов высокопоставленных чиновников. Именно этот третий, как считают источники, и будет в свое время по праву претендовать на звание «контрабандного короля Северо-Запада». Впрочем, игра портов только началась.

По материалам:   crimerussia.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *