«Крутой перец» Андрей Зокин ставит под удар покровителей

Андрей Зокин, выпускник МГИМО, 1981 года рождения, получил известность как самый молодой вице-президент мощного российского Газпромбанка.

Эту должность он занял в 2007 году, достаточно стремительно перескочив сразу через несколько карьерных ступенек. А в 2017 году журнал «Финанс» включил Зокина в рейтинговый список «33 самых крутых перца» российской финансово-кредитной системы.

Неизвестно, по каким показателям уважаемый журнал отбирал этих самых «крутых перцев», но, судя по личным достижениям Андрея Александровича, главным свидетельством его «крутости», как выяснил корреспондент сетевого издания «Компромат ГРУПП», стали размер ущерба и скорость, с которой он его причинил Газпромбанку. Схема была незамысловата и хорошо известна в банковском сообществе: вице-президент играл в сомнительные коммерческие проекты, используя ресурсы банка. Эти комбинации в любом случае были беспроигрышными: если проект удастся – то часть доходов в виде бонусов будет перечислена организатору; если же нет – то «откаты» за льготные проценты и собственно за сам кредит попадут тому же получателю.

Один из самых ярких экзерсисов юного банковского дарования раскопала международная пресса. В 2009 году Андрей Зокин примерно за 30 миллионов евро приобретает через кипрский офшор Rucarto Limited у немецкой компании Sholz металлургический завод в чешском городе Кладно. Не смысля, понятно, ничего в этом сложном и многослойном бизнесе. Через некоторое время долги завода возрастают до 20 миллионов евро, пражский суд признает предприятие неплатежеспособным, и в конце концов Зокин продает его компании Станислава Краславски, бизнесмену из Днепропетровска. За 10 миллионов евро. Неплохую сделку провел наш гений кредитов и откатов для своего банка, «конвертировав» в течение пяти лет 30 миллионов в 10 миллионов! Видимо, на эту маржу в 20 миллионов, как говорится в одном старом анекдоте, и живет! Круто, ничего не скажешь!

Но если эту комбинацию Андрей Зокин провел за границей, где нет жесткой конкуренции околовластных и олигархо-политических группировок, то внутрироссийские прожекты приносят гораздо больший урон ему и его покровителям, к которым, в частности, относят Сергея Чемезова, главу госкорпорации «Ростех» и влиятельного члена «Политбюро-2» — неформальной группы друзей и соратников Владимира Путина. Причём урон не столько материальный, но политический и репутационный, что гораздо неприятнее.

К таким историям можно отнести захват Зокиным одной из мощнейших сахалинских рыбо- и крабодобывающих компаний — АО «Тунайча». Рейдерство проходило в несколько этапов, но в итоге «Тунайча» оказалась практически полностью под контролем Андрея Зокина. Он в 2013 году навязал своему другу и партнеру Сергею Киреевукабальный кредит Газпромбанка в 850 миллионов рублей. А когда завод попал в кризис в связи с тем, что ход лосося оказался не столь обильным, как ожидалось, забрал  за долги безо всяких реструктуризаций и пролонгаций в 2017 году. Понятно, что сахалинским рыбопромышленником, наш банкир Андрей Зокин, оказался таким же профессиональным, как и чешским металлургом: компания, в 2010 году дававшая доход в 700 миллионов рублей, к 2017 году принесла убытков на полмиллиарда. Но, самое главное, эта операция Зокина стала поводом для серьезного конфликта, с так называемым, «кланом Патрушева» и его «новыми дворянами»  — Дмитрием Патрушевым, министром сельского хозяйства и Ильей Шестаковым, главой Росрыбловства, и сыном тренера Путина по дзюдо, Вячеслава Шестакова. Эти ребята серьезно и целенаправленно занялись переделом рыбного рынка. В сфере их интересов в качестве приоритета была  «Тунайча», обладающая к тому же пятилетней лицензией на вылов камчатского краба  в Олюторском заливе и оснащенная прежними владельцами современнейшим оборудованием на 20 тысяч банок консервов в сутки. А тут появляется некая мелкота с большим ртом, по имени Андрей Александрович Зокин, и нарушает большие планы реформаторов на рынок, емкостью минимум 100 миллиардов рублей! Сетевому изданию «Компромат ГРУПП» неизвестно, звонил ли сам Николай Платонович Патрушев Сергею Викторовичу Чемезову или просто перекинулся с ним парой слов во время очередной неформальной встречи, но после этой истории Зокина чуть ли не пинками попросили из Газпромбанка, что, впрочем, не очень большая цена  за деньги, уведенные с банковских счетов.

Но уроком для нашего комбинатора провал с рыбой не стал. После катапультирования из банка он вляпался в новую скандальную историю, начав претендовать на Антипинский нефтеперерабатывающий завод. Его владелец Дмитрий Мазуров был арестован в июле этого года по обвинению в мошенничестве. Незадолго до его ареста, в ситуации вокруг завода, возник Зокин с предложением выкупить 50 процентов акций тонущего предприятия и даже успев занять пост президента группы компаний «Новый поток», в которую входил НПЗ. Но не учел одного – на этот же самый актив претендовал Сбербанк, кредитор Мазурова, а его президент Герман Греф даже обратился в правительство с идеей дать заводу некие льготы, предоставив план оздоровления предприятия. Очевидно, Герману Оскаровичу не очень понравились идеи «металлурга-рыбопромышленника-банкира», и Зокин, спустя считанные недели после нового назначения, спешно покинул «Новый поток». Остается только гадать: наработал ли Андрей Александрович только на репутационные и финансовые потери, приписываемых ему покровителей в лице Чемезова и Акимова, президента Газпромбанка, или количество перешло в качество и в ближайшее время можно ожидать уже уголовных оценок деятельности «крутого перца»?

compromat.group

Добавить комментарий