С любовью из Берлина: дело об аргентинском кокаине «переехало»?

В понедельник следственный департамент (СД) МВД РФ предъявил обвинение в организации масштабных поставок кокаина из Аргентины в Россию бизнесмену Андрею Ковальчуку. Именно его следствие считает лидером международной группы наркоторговцев, которая была разгромлена в декабре 2017 года в ходе совместной спецоперации ФСБ и аргентинской полиции. За три дня до предъявления обвинения Андрей Ковальчук был экстрадирован из Германии. Сам он вины не признает и утверждает, что поставлял в Россию кофе, элитные сорта сигар и прочие дорогие товары. Другие фигуранты дела, находящиеся под арестом в Москве, с энтузиазмом восприняли известие об экстрадиции бизнесмена — они рассчитывают, что в ходе очных ставок с ним удастся установить их собственную непричастность к наркотрафику.Процедура предъявления обвинения Андрею Ковальчуку проходила в спецблоке СИЗО «Матросская Тишина», где содержится бизнесмен, и заняла менее часа, причем половина этого времени ушла на общение подследственного с его адвокатом, которого он увидел впервые после экстрадиции. Скоротечность следственного мероприятия объясняется тем, что оно, по сути, было чисто техническим — фабула обвинения не менялась с ноября 2017 года, когда следственный департамент МВД возбудил дело о поставках кокаина. Действия Андрея Ковальчука следователи квалифицировали по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 229.1 (покушение на контрабанду наркотических средств), а также ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 (попытка незаконного производства, сбыта или пересылки наркотических средств в особо крупном размере) УК РФ.

После предъявления обвинения Андрей Ковальчук был допрошен в качестве обвиняемого, но и на это много времени не потребовалось: арестованный отказался отвечать на вопросы следователя, сославшись на ст. 51 Конституции РФ, которая дает право не давать показания в отношении себя и своих близких.

Как рассказал адвокат арестованного Владимир Жеребенков, его подзащитный при встрече со следователем выглядел откровенно подавленным.

«Видя его состояние, я не стал его расспрашивать, но надеюсь уже сегодня вместе с ним выработать стратегию защиты»,— сказал адвокат.

Как уже сообщал “Ъ”, адвокат Жеребенков был экстренно вызван на понедельник следователем из Ялты, где он проводил отпуск. При этом сотрудник СД не стал отвечать на уточняющие вопросы защитника. Экстрадиция его подзащитного стала для господина Жеребенкова полной неожиданностью: немецкие коллеги незадолго до этого сообщили ему, что, хотя 3 июля суд и санкционировал выдачу Андрея Ковальчука России, у них есть месяц, чтобы обжаловать это решение. Адвокаты намеревались подать жалобу 30 июля. Однако в этот день жене Андрея Ковальчука администрация тюрьмы «Моабит», где бизнесмен находился с марта 2018 года, сообщила, что ее мужа в учреждении нет, не уточнив при этом причины его отсутствия.

Чуть позже стало известно, что Андрей Ковальчук был доставлен в Москву 27 июля. Утром его вызвали к директору тюрьмы и объявили, что, в соответствии с судебным решением, бизнесмен будет экстрадирован. В кабинете директора тюрьмы во время разговора находились четверо сотрудников российской ФСИН, которые после оформления документов надели на Андрея Ковальчука наручники и отвезли его в аэропорт. Сопровождающие и обвиняемый летели в Москву из Берлина обычным рейсом, сидя на последнем ряду. Всю дорогу Андрей Ковальчук находился в наручниках и даже не ходил в туалет. По прилете фигуранта доставили в «Матросскую Тишину».

Как неоднократно рассказывал “Ъ”, Андрей Ковальчук является ключевым фигурантом уголовного дела о поставках кокаина из Аргентины. Как говорится в материалах расследования, представляясь своим знакомым сотрудником спецслужб и службы безопасности российского посольства в Берлине (в МИДе это сразу опровергли), он просил помочь ему переправить грузы из Аргентины. Поставки наркотиков, по мнению следствия, могли начаться в 2012 году, когда тогдашний завхоз посольства России в Буэнос-Айресе Али Абянов по просьбе Андрея Ковальчука начал переправлять его чемоданы весом 30–35 кг, используя самолеты российской военно-транспортной авиации. Багаж при этом упаковывался как дипломатическая почта и отправлялся в Москву из аэропорта Монтевидео. Завхоз якобы получал по $1 тыс. за чемодан. При этом, по его словам, он был уверен, что участвует лишь в контрабанде дорогого вина или полудрагоценных камней, но не наркотиков.

Что Андрей Ковальчук рассказал “Ъ” до задержания

Что Андрей Ковальчук рассказал “Ъ” до задержания

Спецслужбы обнаружили канал поставок после того, как 12 упакованных как дипломатическая почта чемоданов, в которых находилось 362 кг кокаина, были обнаружены в подсобке школы при российском посольстве Аргентины. ФСБ и аргентинская полиция провели совместную спецоперацию, заменив содержимое чемоданов на муку и взяв под свой контроль перевозку груза в Москву. Итогом стали аресты в Аргентине и России предполагаемых участников преступной группы. По данным следствия, на территории Аргентины контрабанду курировали русскоязычный полицейский Иван Близнюк и сотрудник охраны аэропорта Александр Чикало. А в России груз встретили Али Абянов, который, согласно материалам дела, и упаковывал чемоданы, а также предприниматели Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов. Троих последних задержали 13 декабря 2017 года при получении чемоданов на автобазе МИДа, на следующий день они были арестованы Тверским райсудом. С тех пор эта мера пресечения не раз продлевалась, а в понедельник Мосгорсуд в очередной раз отклонил апелляцию защиты.

Никто из арестованных свою вину не признает, а защита Иштимира Худжамова, в частности, и вовсе утверждает, что в отношении него была совершена провокация сотрудниками МВД и ФСБ, «которые искусственно создали условия для возникновения умысла на совершение преступлений, в которых его обвиняют».

Известие об экстрадиции Андрея Ковальчука другие фигуранты восприняли с удовлетворением. «Я и мой клиент ждем очных ставок с господином Ковальчуком и надеемся благодаря им доказать свою невиновность»,— сказал “Ъ” адвокат Али Абянова Александр Костоянц.

Что касается Андрея Ковальчука, то он, проживая в Германии, находился на свободе дольше всех фигурантов, продолжал свободно перемещаться по Европе, давал интервью журналистам, уверяя в своей невиновности. В беседе с “Ъ” он настаивал, что покупал в Аргентине лишь элитные сорта кофе, сигары и поделки из полудрагоценных камней, которые были упакованы в восемь, а не в двенадцать чемоданов, как утверждали силовики. Какую-либо причастность к наркоторговле он отвергал. Однако 26 февраля Тверской суд заочно его арестовал, четыре дня спустя Андрей Ковальчук был задержан в своей берлинской квартире и помещен в «Моабит».

По материалам:   kommersant

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *