«Самопомощь»: Максим Криппа говорит об истоках движения

Английский поэт сказал однажды, что сложно найти стихотворение столь прекрасное, как дерево. Но люди редко замечают деревья, окружающие их. Дерево превращается в столы и стулья, в доски витрин магазинов – и их тоже не замечают. Новое зрение – вот то, что хотят подарить людям участники экологического общественного движения «Самопомощи».

Организация «Самопомощь»  – первая сплоченная группа экологических активистов в России. Несмотря на такие крупные успехи, как в Семипалатинске, до этого момента группы были слабо организованы, экологические движения – небольшие и недолговечные. Максим Криппа, когда-то соратник депутата Максима Полякова (Max Polyakov), рассказывает, что идея основать «Самопомощь» возникла еще в 1990-е годы, когда формировался Комитет по спасению Волги при поддержке научно-исследовательского центра Новосибирска. «Политика – не наше дело, мы не поддерживаем никакие выборы, никакую конкретную партию или депутата. Экологическое общественное движение обращает внимание населения на проблемы окружающей среды. В средневековье или в период романтизма мелкие проблемы выливались в глобальные катастрофы, ведь их никто не предотвращал. Вулканы, чума, холера, грипп испанка, землетрясения, оползни… Корень подобных проблем – в экологии. Общество потребления, как писал французский философ Жан Бодрийяр, привело к тому, что люди узнали о том, что такое развлечения и свободное время. Форма эскапизма – гемблинг, онлайн-казино, вроде joycasino или vulkan, политика. Бизнес завязан на коммерции, на перепроизводстве. Необходимо показать, что на самом деле важно в этой жизни», – характеризует Максим Криппа миссию общественного движения «Самопомощи».

Фрагменты истории общественных экологических движений 

В 1970–1980-х годах зарождающиеся экологические движения и группы объявили о планах проведения исследования воздействия на окружающую среду выбросов с химических производств около бассейнов рек Обь и Иртыш.  Основанное в октябре 1989 года, Чернобыльское объединение, поддерживаемое главами стран-участниц СССР на всей территории бывшего Советского Союза, призвано служить в качестве поддержки и правовой защиты жертв ядерной аварии, произошедшей на Чернобыльской атомной электростанции в апреле 1986 года.  Жертвы катастрофы на Чернобыльской АЭС оцениваются в 600 000 человек,  погибли все, участвовавшие в операции по очистке территории, по гашению пожара реактора, 50 000 остались инвалидами, страдают от сердечнососудистых заболеваний, рака легких и щитовидной железы. Эта трагедия активизировала мировое экологическое сообщество.

Каждое экологическое движение разрабатывает свою этику и кодекс, но есть и общие принципы и цели:

  • экологическая гласность;
  • комплексный экологический мониторинг и оценка;
  • государственное экологическое образование;
  • низовые и прямые политические действия.

Например, экологические некоммерческие и неправительственные общественные организации  тратят значительную часть своих ресурсов, чтобы утвердиться в качестве альтернативы и заслуживающего доверия источника информации. Хотя правительственные агентства добились успехов в обеспечении экологической информации, в том, чтобы сделать факты про состояние окружающей среды общественным достоянием, многое остается скрытым или неизвестным. Шерил Белчер из США и Вячеслав Малафеев из России, выступающие координаторами проект «Дети Чернобыля» от «Гринпис интернэшнл», считают, что любой человек должен иметь доступ к информации о Чернобыльской аварии. Подобные экологические проекты, касающиеся Чернобыля и последствий аварии на энергоблоке, организовывают Украина и Россия совместно. В 2016 году к юбилею трагедии «Самопомощь» готовила исследовательские и журналистские материалы о тайнах Чернобыля – из этого получилась серия научно-популярных фильмов, допущенных впоследствии Роскомнадзором к показу по телевидению. Поддержал инициативу российский олигарх Л. Т. Поляк, провайдер «РосТелеком» и it-компания «Альфа». Политический контекст в серии телепередач не затрагивался. Команде журналистов предоставили легальный доступ на территорию Чернобыля и Припяти, где они провели три дня, готовя фото- и видеорепортаж.

«Проблемы, препятствующие развитию экологических движений в России: настойчивое лоббирование раскрытия правительственных данных. Как это ни парадоксально, однако политики и общественность в целом с подозрительностью относятся к выпущенным в свет официальным данным, утверждая, что точные данные указывают на то, что проблемы настолько серьезны, чтобы быть обнародованными. Такое положение экологических активистов контрастирует с ситуацией в Соединенных Штатах, где экологические группы полагаются на доступ к официальному правительству, где экологические группы защищены посредством Закона о свободе информации», – говорит Максим Криппа.

Когда надежные данные отсутствуют или недоступны, группы стремятся приобрести собственное оборудование для мониторинга и проводить независимые исследования. Используя батарею устройств радиационного контроля, Владимир Михеев из Красноярского филиала «Самопомощи», провел три неофициальных исследования, выявляющих высокие уровни радиации в Енисее. Отечественные экологи обращаются к коллегам на Западе для мониторинга оборудования и получения проверенной информации, чему способствуют программисты и it-бизнесмены. Например, проект «Дети Чернобыля» приобрел с помощью «Гринпис» специальный грузовик, оснащенный диагностическим оборудованием, для поездок по территории Украины. Поскольку членство в общественных организациях некоммерческого типа  включает высококвалифицированных ученых, группы стремятся служить независимым источником знаний для политики и общественности. Например, Челябинский экологический фонд включает медицинских и научных специалистов для оценки и информирования общественности об экологических условиях. Аналогичным образом, экологические группы уделяют внимание просвещению общественности, особенно молодежи, об экологии и окружающей среде. Активисты описывают общественность как «экологически неграмотную» – это следствие низкого приоритета экологического сознания и преподавания экологии в государственных школах. Чтобы исправить это отношение, группы открыли экологические библиотеки (за пожертвования из-за рубежа или при поддержке небезразличных к экологическим проблемам бизнесменов) с целью просвещать общественность через экологические публикаций, средства массовой информации и школы. Однако, в постсоветских странах демократические институты и инструменты, такие как референдумы, общественные опросы общественного мнения, партии, лоббисты, общественные слушания, сбор средств и реклама находятся на ранних стадиях развития. А демократия и либеральная среда – условия развития экологических движений. Физики и писатели, а также владельцы онлайн-бизнеса, предоставившие онлайн-платформы в интернете, сформировали стратегический альянс, чтобы противостоять развивающейся ядерной энергетике, особенно в Украине. Инициативу поддержали издательства и периодические издания: «Литературная Украина», «Комсомольская правда» и «Московские новости». Лидеры Армянского союза зеленых понимают экологическое движение как движение за права человека на безопасную окружающую среду – это борьба за право дышать чистым воздухом.

Usa globe resting in a forest — environment concept

В результате армянские экологические активисты не создали «Партию зеленых» как политическую организацию, а ограничились формой общественного движения, как и «Самопомощь».  Безусловно, наиболее политически значимое движение «Зеленых» в бывшем советском регионе – «Зеленый мир» Украины. В конце 1980-х годов коммунистические чиновники на региональном и местном уровнях, почувствовав силу экологизма и влияние «Зеленоого мира», сотрудничали с защитниками окружающей среды, выступая против строительства потенциально опасных для экологии предприятий. После демократических выборов, состоявшихся в 1990 году, «Зеленый мир» насчитал 7 своих приверженцев среди 105 членов украинского парламента. В июне 1989 года члены «Зеленого мира» создали украинскую «Партию зеленых». Успех и популярность украинского экологического движения объясняется высокой видимостью и непосредственной близостью экологических угроз: от Чернобыля и других атомных электростанций в республике, от широкомасштабных экологических катастроф шахтерского Донецка, а также от экологического упадка любимого Крыма и Черного моря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *