Виктор Хрестин: крах и запустение Геленджика

Штаб Алексея Навального в Краснодаре представил на суд общественности фильма-расследование о деятельности мэра города-курорта Геленджика Виктора Хрестина. В нём говорится о семье Хрестина, владеющей прибыльными активами – несколькими пансионатами на берегу чёрного моря и еще много чего такого, что глазу обычно не видно.Мы посмотрели фильм и узнали, в чём обвиняют чиновника, пробывшего во власти два десятилетия: сначала на посту главы администрации посёлка Дивноморского, затем в должности первого заместителя главы Геленджика, и последние 10 лет в роли мэра города-курорта.

Виктор Иванович Хрестин– мэр города Геленджика и одновременно секретарь геленджикского отделения партии «Единая Россия». Ему 60 лет и у него есть две дочери – Юлия и Елена. Кроме дочерей у него есть братья, у братьев – жёны и дети ну, и так далее. Как повествует фильм, все родственники – люди, сплотившиеся вокруг общего семейного бизнеса, у которого есть одна особенность. Он ограничен кругом влияния мэра города – то есть Геленджиком.

«В центре города Геленджик на набережной, прямо на берегу моря расположился 3-х этажный корпус пансионата «Геленджик» на 145 мест», – рассказывается на сайте пансионата, с добавлением того, что здесь все по высшему комфорту.

Генедиректором и держателем контрольного пакета акций компании «Геленджик-Отель», которая арендует у города землю под пансионатом, является Анатолий Хрестин. Нет, не однофамилец – всего лишь брат мэра города-курорта.

Основное здание пансионата на 2,5 тыс. кв. м. – в собственности у Хрестиных, вместе с небольшими постройками на территории пансионата, а также бассейн площадью в 136 квадратов.

Участок, вплотную примыкающий к пансионату уже в собственности другой компании: «Отель-Геленджик». Директор этой компании – Анна Хрестина. Удивитесь – но тоже не однофамилица. Невестка мэра. Видимо, дама показалась себя надежной родственницей – и теперь ей принадлежит 40% акций компании, ещё 40% её мужу Анатолию, оставшиеся 20% делят между собой их сыновья Евгений и Александр.

В общей сложности семья Хрестиных управляет пансионатом, состоящим из трёх зданий, площадью в 2,7 тысяч квадратных метров. И при этом авторами фильма утверждается, что это лишь малая толика фамильного бизнеса.

В посёлке Дивноморском, откуда начинал политическую карьеру Виктор Хрестин, располагается ещё один пансионат – «Приморский», которым владеют Хрестины. В собственности у фирмы «Геленджик-Отель» здесь 11 зданий, общей площадью 16 тыс. кв. м. Всего компания Хрестиных и Анна Хрестина, невестка мэра, арендуют у администрации около 36 тыс. кв. м земли.

Еще один актив, пансионат «Южный», самый большой и красивый из принадлежащих Хрестиным, находится в посёлке Бетта. Он способен вместить 330 отдыхающих, а территории у него почти 5 га.

Создатели фильма выяснили, что на публичной кадастровой карте Росреестра отмечено всего 26 зданий, хотя на деле их может быть гораздо больше.

Основное здание пансионата «Южный» имеет площадь 2,2 тыс. кв. м. Также на территории расположены спальные корпуса, жилые и нежилые помещения, столовая, танцевальная, спортивная площадки и т.д. и т.п.. Кроме этого, согласно кадастру, там располагается 10 коттеджей, однако командой штаба Навального, которая и снимала резонансный фильм, при выезде на место было обнаружено как минимум еще шесть.

Но кроме бизнеса сильным сей территории надо ведь и отдыхать. Для этого в центре Геленджика есть улицы Красивая и Европейская. В фильме говорится, что это такая «я-ля рублевка» по геледнжикски. Согласно кадастровым документам, здесь живут не только местная элита, но и крупные федеральные чиновники.

Дом Виктора Хрестина по привычке оформлен не на самого мэра, а на его супругу – Татьяну Тимофеевну. Вернее даже не дом, а участок земли под ним. Чудеса в решете – сам красивый и весьма немаленький дом в кадастре не числится вовсе.

Рядом с «несуществующим» домом мэра и его жены расположился дом брата Хрестина – Анатолия. Также с Хрестиными соседствует судья Ленинского районного суда Краснодара Оксана Синяговская, дочь депутата госдумы Владимира Синяговского, естественно члена «Единой России».

В этом районе поселился ещё один депутат госдумы – Павел Завальный. Там же расположился сын бывшего директора ФСБ Николая Патрушева – Алексей, который сейчас работает в Газпром-нефти. Это лишь те имения, чьи личности, как говорят, удалось установить. Остальные, видимо, спрятались дальше, чем за спины жен.

Кому в Геленджике жить… негде?

Теперь от красоты за высокими заборами к наболевшему. СМИ не раз рассказывали о ситуации вокруг недостроенного дома № 79 в Геленджике по улице Красногвардейской. Этот тот самый дом, за снос которого бьется городская администрация во главе с мэром.

В доме 440 квартир на 14 этажах. И авторы фильма утверждают, что таких домов в городе немало. Большинство из них действительно строились «самопально», а потом утверждались. Традиция такая в Геленджике – в силу того, что, не будучи одним из Хрестиных или хотя бы их другом, получить разрешение на строительство здесь нереально, люди привыкли сначала возводить постройку, а потом долго и нудно ее узаконивать.

Что касается, дома на Красногвардейской, он возведен по той же схеме. «Семьи, купившие квартиры, смогли получить свидетельства, некоторые из них оформили постоянную регистрацию. После нескольких циклов судебных заседаний и обжалований, дом всё равно находится в подвешенном состоянии», – подтверждает проблему дольщица Галина Тимченко.

Жители Геленджика, те же дольщики дома по Красногвардейской, не раз устраивали акции протеста против действий мэра города-курорта. Женщины, старики и даже дети выходили с пикетами и даже перекрывали федеральную трассу М4… Все бесполезно. Семейный клан Хрестиных почивает на лаврах – а проблемы простых жителей «бонз» не интересуют.

Размик Симонян, координатор штаба Навального, говорит, что вся информация, изложенная в расследовании, отправлена в контролирующие и правоохранительные органы. Однако практика показывает, что от таких обращений чаще всего не стоит ожидать слишком многого…

Что же это за дом №79 по Красногвардейской улице, 440 собственников квартир в котором теперь могут остаться и без денег и без жилья? Его строительство началось в 2011 году, а в 2013 году было завершено. И уже после сдачи дома власти Геленджика через суд потребовали признать его незаконной постройкой, указывая, что земля под ним находится в федеральной собственности.

Что интересно, когда началось строительство дома, власти не предпринимали никаких мер, но после того, как дом на 400 квартир был возведен, а квартиры в нем проданы, его решили снести.

Своим вместо домика небоскреб – остальные под снос!

Проблема самовольных построек – когда вместо частного домика вырастает многоэтажный небоскреб – остается острейшей в Краснодарском крае. Геленджик – не исключение. И искушение чиновников, когда желающие построиться все идут и идут, и каждый норовит «отблагодарить», тоже велико.

По информации краснодарской правозащитницы Ольги Голубятниковой, за время своего правления господин Хрестин якобы допустил в городе самовольное строительство 75 многоквартирных домов, 36 объектов гостиничного типа, 9 объектов коммерческого и производственного значения.

При этом, отмечает гражданская активистка, мэрия Геленджика почему-то настойчиво судится по многоквартирным домам, решения о законности возведения которых давно вступили в силу. Видимо, так перед краевыми властями имитируется борьба с самостроями.

В свое время, еще будучи в статусе врио губернатора Краснодарского края – Вениамин Кондратьев организовал федеральным министрам необычную экскурсию по Геленджику, продемонстрировав самовольно возведенные объекты. Наиболее распространенные – незаконные гостиницы, выросшие на участках под ИЖС.

Тогда глава региона весьма прозрачно намекнул Хрестину на проблему: «Часть таких объектов, законность появления которых вызывает множество вопросов, имеет прямое отношение к родственникам и иным лицам, не посторонним окружению глав курортных городов. С момента котлована и до самой крыши все видели, как подымалась эта коробка, но никаких реальных действий не было предпринято, раз выросли десять этажей. Для меня принципиально важно понимать, кто какие действия предпринимал со стороны администрации, контролирующих органов, иных компетентных структур. Надо разобраться, из-за чьей халатности, попустительства или невнимания такие вещи происходят».

Что тут мэру разбираться, если речь идет о нем самом и его окружении, которые в упор не замечают, как на участке под частное строительство как гриб после дождя растет десятиэтажка? Ведь в случае, когда надо показать борьбу с самостроями, будет кого сносить. Не своих же, в самом деле?

Построил по закону – но не по местным «понятиям»

А теперь об обратной стороне строительной политики в городе. Это когда люди пытаются работать по закону. В начале 2014 года ООО «Морской бриз» приобрел в собственность земельный участок по улице Одесской в Геленджике. Вскоре местный бизнесмен Максим Головко вместе с этой компанией начинал строительство жилого комплекса «Альбатрос» на 13 десятиэтажных многоквартирных домов.

Причем, коммерсант пошел не привычной проторенной здесь дорожкой (сначала строю, потом оформляю) – а путем абсолютно законным. То есть, сначала оформление – уже потом стройка.

Для получения разрешения на строительство компания обратилась в управление архитектуры и градостроительства мэрии Геленджика, куда предоставили полный перечень необходимых документов, в которых подробно все описывалось – и сами жилые дома и богатая инфраструктура, которой большинство сегодняшних застройщиков не особенно себя отягощают.

Эксперты выдали заключение, что документы в норме – но городская архитектура их завернула. По причине якобы повышенных требований «к архитектурно-художественному ландшафтному решению» и созданию «выразительной застройки (вид морской акватории)». При этом главный архитектор курорта Виктор Ревякин удивительным образом сослался на новый проект генплана Геленджика, которого… еще не было в природе. Старому генлпану проект «Морского бриза» соответствовал – а новому, которого никто в глаза еще не видел, он уже соответствовать не может. Так решил главный архитектор. Сам решил или с чьей подачи – уже не суть важно. Как говорят – у них там своя «мафия».

Многие геленджикцы не понаслышке знают, как обделываются «делишки» в городе в строительной сфере. «Нужные» застройщики, палец о палец не ударив в сборе документации, уже вовсю расчищают бульдозерами строительные площадки – но если ты не свой (или, как говорят, «не занес»), будь твой проект хоть сто раз перспективный, ходу ему не будет.

Еще здесь знают, что если родственники и друзья курортных бонз получают очередное разрешение на ларек, значит, на этом месте скоро вырастет многоэтажная «махина».

То есть, с документами на строительство индивидуального дома отмахивают небоскреб. В сети геленджикцы открыто называют конкретные суммы за согласование чиновниками пристройки – от 200 тысяч до полумиллиона за каждый «лишний» этаж.

Но это «ценники» трехлетней давности. Сегодня, когда область контролирует сферу все жестче, да и в силу инфляции, цены, надо полагать, еще выше.

Что же касается «Альбатроса», застройщик обжаловал в судебном порядке отказ и получил добро от городского суда Геленджика. Его решением на управление архитектуры и градостроительство была возложена обязанность выдать «Альбатросу» это несчастное разрешение на строительство.

Чиновники попытались решение оспорить в Краснодаре – но проиграли. Причем, ни на первое, ни на решающее заседание Краевого суда никто из представителей горадминистрации даже не пришел. И поражение им засчитали в их отсутствие.

Но и после этой победы застройщик проявил, казалось бы, максимум здравого смысла. На кассационное обжалование по закону отводится полгода – и коммерсанты честно ждали, пока пройдет этот срок. От греха подальше. А когда срок вышел, застройщик спокойно продолжил возведение многоэтажного комплекса. Начали приходить покупатели, заключать договора, вносить деньги за будущие квартиры…

Но в августе 2015 года мэрия после очередной взбучки на федеральном уровне просыпается и начинает проявлять видимость борьбы с самостроями. И, ни мало не сомневаясь, просит суд восстановить пропущенные процессуальные сроки относительно «Альбатроса». Как будто, что-то мешало сделать это раньше.

Да и на реально незаконные постройки чиновники почему-то внимания не обратили – а положили глаз на вполне законно получивший разрешение на строительство комплекс «Альбатрос». И городской суд странным образом восстанавливает сроки.

Президиум Краснодарского краевого суда дает городским чинушам по носу, 23 ноября 2015 года отменяя решение коллег из Геленджика. И «Альбатрос», имея на руках все разрешения, может вроде как спокойно работать. А покупатели квартир вскоре могу стать новоселами. Но мэрия по-прежнему против.

Информация о рекламе в Твиттере и конфиденциальность настоящий момент жилой комплекс «Альбатрос» получил-таки разрешение на ввод в эксплуатацию, дольщики с официальными свидетельствами о праве собственности на руках уже могли быть новоселами. Но администрация Геленджика по-прежнему против.

Отчего чиновники взъелись именно на «Альбатрос» и пытаются пустить под снос законно построенные, введенные в эксплуатацию и уже практически обживаемые дома? Может, потому, что область требует сносить самострои – а кого сносить, если большинство из них принадлежит родственникам и друзьям? Есть еще один слушок в городе по поводу причины. Якобы застройщик не «занес» кому надо и сколько надо.

Член комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Моисеев («Единая Россия») заявил СМИ о том, что к нему обратились люди, купившие в «Альбатросе» квартиры, и которые теперь рискуют остаться и без жилья, и без денег. В связи с этим, считает Моисеев, ситуация чревата большим социальным взрывом, который может прогреметь на всю Кубань.

«Через депутатский запрос я потребовал от контрольных и надзорных органов проверить – не нарушает ли администрация города-курорта земельное законодательство и законодательство о градостроительной деятельности, – заявил депутат, который надеется, что именно депутатское вмешательство в случае подтверждения нарушений и исправит каким-то образом ситуацию.

Что ж, может, хоть через народных избранников людям удастся когда-нибудь заехать в свои квартиры, раз этому столь рьяно противятся городские чиновники.

P.S. Виктор Хрестин был избран главой муниципального образования город-курорт Геленджик в марте 2008 года, переизбран на новый пятилетный срок в сентябре 2013 года. Ранее с 2002 года работал первым заместителем мэра Геленджика, а с 2005 года по март 2008 года – в должности главы администрации муниципального образования.

Не так давно Виктор Хрестин рассказал в одном из СМИ об итогах своей работы за 10 лет и планах на будущее, расписывая заслуги собственные и своих подчиненных по превращению Геленджика в «город-рай», от которого даже иностранные туристы в «радостном шоке».

Однако, по факту 10 лет работы мэром господина Хрестина может сделать простой вывод. Семья и друзья богатеют как на дрожжах – а давняя проблема всех курортных городов, то есть, самострой, решается оригинально. Родственники получают кусок земли под ИЖС, строят там небоскреб или гостиницу и в ус не дуют – а те, кто строит по закону, оказывается первым под снос. А вместе с ним и сотни людей, уже оплативших свои квартиры.

Господин мэр давно и целеустремленно превращает солнечный Геленджик в «гетто» для местных жителей. И когда-нибудь это может обернуться местной маленькой «революцией» – или, как обычно пишут СМИ, социальным взрывом. Пора бы кубанским властям раскрыть пошире глаза и увидеть, как на самом деле живет город – а не только из сладких уст градоначальника, из которых только что мед не пить. Зачем Краснодару «горячая точка»?

И тогда поводов, как минимум, для отставки мэра найдется немалый список. Тем более, что сам он не уйдет по-любому. Слишком уж некоторым… хорошо жить и править в Геленджике…

По материалам:    og

Добавить комментарий