Отравленная аннексия

Отравленная аннексия
63 ПЕРЕГЛЯДІВ

События в Беларуси — всего лишь повторение украинского сценария образца 2013-14 годов. Разница в том, что теперь сценарий скорректирован на вектор ошибки. Я заранее прошу прощения у читателя за использование дальше по тексту математических и специальных терминов. Но убежден, что именно математические выражения и уравнения были использованы при просчете, моделировании и реализации аннексии Республики Беларусь в состав Российской Федерации. Я попробую максимально просто и доступно описать сложившуюся ситуацию, используя предельно понятные аналогии. Что же до математических формул — они будут лишь иллюстрациями или зашиты гиперссылками в тексте.

Начало аннексии — подсчет голосов

Если мы говорим об искажениях при подсчете голосов, которые применила команда Александра Лукашенко, то это как если солнечный зайчик навести на кожу. Будет ожог даже под зимним солнцем. Вот этот массовый белорусский протест — он не признак «рождения европейского общества» в отдельно взятой тоталитарной постсоветской стране. Это всего лишь реакция на боль, от которой не отвлечь болевым воздействием в другом месте.

Этот моральный ожог можно сравнить с сильным оскорблением, которое дракой не уберешь. Тем более, когда проиграл и в этой драке. В этом и схожесть, и различие Беларуси с Украиной.

Украинцам хватило оскорбления на Вильнюсском саммите ЕС 2013 года, чтобы потребовать от своего президента Виктора Януковича пояснений. Боль избитых детей была достаточной для силового, а после и вооруженного восстания против оскорбившей общество олигархии. Аннексия Крыма — нокдаун, по аналогии с боксом. А вот война — это уже ковыряние в ране. Эта боль вывела из оглушения и породила нечто большее, чем ненависть — породила ледяную ярость. Ярость против всего, что ассоциируется с Россией.

Потому замирение Украины и невозможно. После 14 тысяч убитых, Украина 2020 года куда более радикализирована, чем в 2014 году после Майдана и потери Крыма. Потому и никак не проходит через общество «расследование дела Шеремета». И «теракт в Луцке» украинцами не проглатывается.

В Беларуси все и похоже, и по-другому

Предположим ситуацию, что, имея 80-98% голосов «против», команда Лукашенко применила бы искажение «за», но в пределах 51-56%. Рискну уверенно заявить, что общество проглотило бы это. По аналогии объясню: прожектор — не лазер. Слепит, но не жжет.

Но сведéние (фокусирование) этого же «искаженного» сигнала к 80% и более привело к раздражению в обществе. К раздражению до вопля от нестерпимой боли в выжженной сетчатке. Потому и протест был слепым. Это не восстание оскорблённого достоинства. Это просто боль. Коррекцией могло быть игнорирование протеста. Раздражение без подпитки привело бы к утомлению. А протест погас бы в течение двух-трех недель. Но неправильная оценка причинно-следственных связей на примере Украины не дала ему затухнуть. Российская оценка «в Киеве мало били» привела к полномасштабному восстанию. Слепому, неуправляемому, но уже восстанию.

Действия белорусской спецуры можно свести к двум взаимоисключающим по результату операциям:

  1. Адресное воздействие;
  2. Массовое запугивание.

На фоне операции массового запугивания, которую органы МВД Беларуси проводили под явным руководством специалистов из Китая, потерялись адресные силовые акции местного Комитета госбезопасности. Как результат — истории «пропавших без вести» для потенциальных лидеров протеста эффекта не возымели. Начались ответные, но пока еще спонтанные силовые атаки со стороны граждан.

Китайцы не могли дать никакого внятного совета, кроме варианта массовых арестов и воспитательного хорового пения государственного гимна. Было бы достаточное количество вместительных фильтрационных лагерей — и соответствие белорусской и китайской методик работы с демонстрантами было бы абсолютным. Собственно, методика по которой проводили массовые аресты избиения и групповые пытки, полностью выдала государственную принадлежность «консультантов». Всё что применяли к задержанным в Беларусииспользуют китайские силовики против казахов и уйгуров.

Реакция России тоже была

Со стороны она выглядит как разновидность загонной охоты. Россия сразу признала выборы, а Владимир Путин поздравил своего белорусского коллегу. Но для Лукашенко это «признание», если дальше по аналогии, — «флажковый коридор». И он выведет его на волчью яму или на стрелковый номер. Но эмоции сужают сознание, и Александр Григорьевич побежалоскалившись стволом АКСУ в новостных кадрах.

И все же, после «китайского масштаба» издевательств над протестующими, России нужна была передышка. Надо было добрать времени для специалистов по многовариантным сценариям. Для работы нужна объективная аналитика — это недели. А еще — мобилизация и переброска команд обеспечения и реализации тоже требует своих часов и минут. И всему этому необходимо прикрытие.

Для этого надо было еще раз оглушить белорусское общество. Оглушить на грани разрыва барабанных перепонок, до крови из ушей, пока от прежней «глазной» боли не оправились. А главное — надо было разделить белорусов с Лукашенко по разным «загонным коридорам». И прикрытием подготовки аннексии стал переход к показательным акциям адресного террора.

Главное, чтобы массово не нырнули под флажки

Любое управление — это передача информации. Потому, по аналогии, для моделирования реакции больших масс людей часто используют математические модели, применяемые в радиоэлектронике. Разница лишь в том, что при моделировании поведения больших масс людей, в качестве «единицы», может быть использовано любое произвольное число. А сами уравнения приводят к идеальному, заранее определенному ответу. По сути, надо не решить математическую задачу, а подставить нужные значения так, чтобы задача выглядела решенной. Пропагандисты — как нерадивые школьники — всегда подсматривают ответ. Такова технология пропаганды.

Как бы там ни было, белорусский протестподвели к просчитываемым условиям. Для этого были проявлены и минимизированы все потенциальные случайности. Неуправляемые лица «пропали без вести». Ожидаемо неуправляемые — запуганы демонстративной внесудебной казнью в одном из минских парков.

Дальше определили модуль вектора ошибки — то есть расстояние между идеальным и реальным результатом. Обозначили и основные факторы, влияющие на результат. При обсуждении плана работы, все это показали на примере простой векторной диаграммы — приблизительно так:

 

После чего уже математически определили отношение «сигнал-шум». Где в качестве «сигнала» взяли то, что доносит Александр Лукашенко, а «шумом» обозначили все, что выдают совокупно: СМИ, слухи и публикации в Интернете. Разделение на «положительные» и «отрицательные» при оценке «шума» — проигнорировали. И в радиоэлектронике, и в психологической войне формула, по которой определяется модуль вектора ошибки при работе с противником или, населением выглядит одинаково:

 

В этой формуле:

EVM (error vector magnitude) — модуль вектора ошибок;

STN (signal-to-noise) — соотношение «сигнал-шум»;

«L» — обозначает кодирование «сигнала».

Но когда расчеты показали неприемлемую для РФ динамику, пошли по пути изменения исходного «сигнала». То есть Александр Лукашенко начал говорить не то, что говорил во время своей избирательной кампании и сразу после неё. Из политика, который «видел в России главную угрозу Республике Беларусь», он «вдруг» стал пророссийским. Ему просто порекомендовали прекратить играться в «многовекторность» внешней политики — чтобы не усиливать «искажающий шум» в эфире.

В качестве угрозы определили Польшу и Литву. От «угрозы» со стороны Украины отказались, поскольку в перспективе одного-двух месяцев ситуация прогнозируемовзрывообразно выходила из-под контроля. Вся набирающая стабильность система могла пойти вразнос просто потому, что Украина, в медийном поле Беларуси и РФ, привязывалась к блоку НАТО.

Но добились главного

Случилось «чудо» — направления (векторá) агитации Лукашенко и его конкурентов совпали. Они говорили разное по форме, но об одном и том же по сути. То есть, вместо диктатора и его политических противников, вместо политической жизни независимой страны, появилась одна многоголовая кастрированная гидра.

Дальше-меньше имеет значение, что говорят отдельно головы: Бабарико, Тихановской, Цепкало или Лукашенко — они говорят об одном и том же. Они говорят о дружбе с оккупантом — о дружбе с РФ. Разница лишь в том, что только одна из голов — Александр Лукашенко — смогла публично заручиться силовой поддержкой Владимира Путина. Что и было признано идеальным.

Финальный этап проводят явно спецы старой Ленинградской школы КГБ

С этого момента, единственным фактором, который мог повлиять на полное политическое и территориальное поглощение Республики Беларусь, осталась ситуация в самой Российской Федерации. И в первую очередь, речь шла о публичной критике со стороны официальной оппозиции. Так, впервые в истории путинской России, угрозу начал представлять рафинированный имперец и крымнашист Алексей Навальный.

Второй угрозой стало ближайшее окружение Владимира Путина и, частично, он сам. Причиной была — личная зависимость президента России и его ближайшего окружения от собственности за границей. Неизвестно, что именно и кем было сказано о Навальном. И была ли получена санкция «первого лица». Но отравление провели.

Работали не так «масштабно», как с Геннадием Трошевым, когда для ликвидации одного генерала взорвали целый самолёт. И не так «кулуарно», как ранее со Львом Рохлиным, когда прошедшая психобработку жена генерала, расстреляла спящего мужа.

Работали и тоньше, и грубее. С одной стороны, атаку провели безукоризненно. Например, чтобы исключить массовое отравление пассажиров с экипажем и гибель самолёта, травили в два этапа. Сначала, предположительно в гостинице, дали яд. А перед самым вылетом — катализатор. По отдельности и тот, и другой ничего, кроме легкого недомогания, не вызывали. Возможнокомпоненты не вызывали ничего вообще. И только в одном организме Алексея Навального они сошлись в поражающий агент.

Почему посадили самолёт

Самолёт не давали сажать — это подтверждённый факт. И контролёр операции, инициировавший звонок про минирование аэропорта в Омске, несомненно был в салоне. Собственно, его присутствие на борту, по моему мнению, и спасло самолёт от куда более резкой (силовой) реакции с земли.

И еще лётчики точно знали, кто у них на борту. Они знали о Навальном. Об этом сразу рассказали стюардессы. И сам факт того, что с этим пассажиром что-то не так, простимулировало не только их порядочность, но и чувство самосохранения. Они обязаны были предположить (и не ошиблись!), что Навального отравили чем-то похожим на «Новичок».

В самолёте общая система вентиляции, и исключать, что сам экипаж получил дозу, было нельзя. Их волновала не только судьба пассажира. Был еще вопрос: сколько у самих пилотов времени до потери сознания и звериного воя от боли? Их личный счет идет на минуты или часы?

Они пошли на посадку, игнорируя сообщение с земли, что аэропорт закрыт из-за угрозы теракта. Да, они действовали предельно профессионально. И предельно по-человечески — они тоже хотели жить.

Спасал Навального не только экипаж самолёта

И не только врачи спасали его. Его спасал и сам Владимир Путин. Даже не так — Путину позволили его спасти. Это для мира он единоличный диктатор. На самом деле в руководстве РФ своя, пусть и мафиозная, но «система сдержек и противовесов». До получения гарантий аннексии Беларуси со стороны Владимира Путина, прочие руководители Российской Федерации не давали санкции на эвакуацию Алексея Навального.

Кто он такой, этот Навальный? В масштабах России — никто. Созданный одной из руководящих группировок оппозиционер. Человек, входящий в личную номенклатуру «разрешенных врагов» Владимира Путина. Нечто вроде Надежды Савченко для Петра Порошенко в Украине.

Могли ли убить Навального после посадки? Легко и непринуждённо! Прямо в машине скорой помощи. И не могло быть никакого «влияния Запада». Влияние могло быть только из окружения «первого лица» РФ. Это был элемент шантажа, который «помог» Владимиру Путину принять решение о судьбе Беларуси. Комментарий Александра Лукашенко про отравление Навального — это вопль выгнанного на волчью яму зверя. Александр Григорьевич Лукашенко все понял. Так все понимает волк или кабан, почуявший смерть за мгновение до выстрела.

Обмен только кажется неравноценным

Кто сейчас в Евросоюзе говорит об аннексии Республики Беларусь? Её уже публично признали частью России! Все говорят про отравление Навального спецслужбами Кремля. И еще — эта тема (с отравлением), она очень удобна. Санкции за очередное отравление можно объявить — и не вводить. А как реагировать на аннексию? Не часть какой-то Грузии присоединяют. Не какой-то Крым и часть украинского Донбасса. Целую страну растворяют в себе! Реагировать надо, но нельзя.

Юрий Колесников

Теги: События в Беларуси,аннексия,Беларусь,Александр Лукашенко,Россия,Путин,Юрий Колесников,Навальный,выборы в Беларуси ,РФ,КГБ
Автор: sxemycom